18:45 

У меня сегодня издевательное настроение...

34summer
Сложно наведенная галлюцинация
...вот я и издеваюсь над бедным ребенком как хочу.

…Допустим, он был безумно влюбленным мальчишкой, который, по странному капризу судьбы, даже в мыслях не допускал измену своей Прекрасной Даме.
Допустим, Прекрасная Дама вела себя так, что всем вокруг было ясно: мальчишке не на что надеяться. В лучшем случае, его на краткий срок примут на роль пажа. Но не более.
Не более.
Камилле было нестерпимо жаль его. История с Анной-Филиппой показала ей, что грубой прямой атакой делу не помочь. Напротив, дамы вроде Анны-Филиппы теперь внушали юноше лишь чувство презрения, и он этого не скрывал.
Эти двое – Мария и Анна-Филиппа – испортили Камилле всю жизнь, лишив графиню малейшей возможности надеяться на счастье. Одна всецело завладела душой и помыслами молоденького семинариста, другая поневоле внушила ему полнейшее отвращение к любому чувственному проявлению любви между мужчиной и женщиной. Теперь ситуация выглядела совсем уж безнадежной.
Рене чах на глазах. Мари приезжала в салон к Камилле почти каждый день в сопровождении то Шале, то Лерни. Оба даже не думали скрывать, какие именно отношения их связывают с прекрасной герцогиней. Напротив: все вокруг знали, что мужчины заключили соглашение довольно пикантного свойства, позволявшее им оставаться в дружеских отношениях и якобы не замечать, что любовница одного столь же охотно делит ложе с другим. Шевретту эта ситуация явно забавляла.
Герцогиня забавлялась, и совершенно не обращала внимания на то, что ее безмолвный юный воздыхатель постепенно превращался в тень.
Камилла, которая все видела, кусала себе пальцы и губы, чтобы не наговорить кузине грубостей. Хотя, может быть, и стоило. Она со стороны наблюдала все мучения и метания бедного юноши, и оценивала их по достоинству. О, если бы ее так полюбили! Она бы не раздумывала ни дня!
Конечно, ее внимание к нему по-прежнему было лишь вниманием нежной и мудрой старшей сестры, хотя Камилла с ужасом понимала, что быть «сестрой» ей с каждым днем все труднее. Это Мари, насмешничая, называла Рене «наш ангелочек» и постоянно придумывала новые издевки по этому поводу. Для Камиллы он вот уже два с лишним месяца был «ангелом-искусителем». Мальчик превращался в мужчину, стремительно взрослел. Мадам де Буа-Траси со страхом ожидала того момента, когда Рене, наконец, поймет, что отныне ему недостаточно просто любоваться и восхищаться Богиней – ему нужно от нее то же, мучительно сладкое и запретное, что она так щедро и беспечно дарит другим мужчинам.
Разумеется, этот день настал, причем довольно быстро.
Мари была особенно ослепительна, находилась в чудесном расположении духа и затеяла игру в фанты. Затею с радостью поддержали остальные. Надо же было так случиться, чтобы Камилла, назначенная "феей", сама пожелала, чтобы обладателю чудного медальончика достался поцелуй Мари де Шеврез.
Оглянувшись, Камилла онемела от ужаса. Рене побелел от волнения и, кажется, перестал дышать вовсе. А Мари, загадочно посмеиваясь, подошла к молодому человеку и послушно исполнила свой фант. Правда, поцелуем в щеку или в лоб не ограничилась. Обняла и поцеловала в губы. Причем долгим, нежным поцелуем. Все вокруг смеялись.
Не до смеха было только Камилле и самому Рене.
Через час после этого поцелуя Камилла под благовидным предлогом оставила гостей на попечение мужа, а сама ушла в библиотеку.
Там было темно.
И еще в нише одного из окон, прижавшись лбом к стене, стоял Рене.
- Милый мой... - с состраданием произнесла Камилла. И дотронулась до плеча юноши.
Как он вздрогнул!
Потом оглянулся. И Камилла увидела его темные, совершенно безумные, совершенно ничего невидящие глаза. У ангелов таких глаз не бывает.
Камилла быстро взяла его за руки, обняла, прижалась к нему так, как доселе не позволяла себе. Она готова была в ту секунду послать к чертям всю свою хваленую порядочность и прямо здесь, не сходя с места, без всяких фантов зацеловать его в упрямо сомкнутые губы, которые - она была совершенно уверена! - сейчас жгло адским пламенем.
- Я люблю ее... - прошептал он. - Люблю ее. Что мне делать?
Камилла опустила руки.
Что было делать ей с его отчаянным признанием? Она усилием воли преодолела себя и вновь стала "старшей сестрой". Хотя мгновение назад чувствовала, что вот-вот натворит глупостей. Более того - он бы не нашел в себе даже желания сопротивляться проявлению этих "глупостей".
- Милый мой... потерпите... милый, милый Рене...
Они так и стояли в темноте: один - окончательно осознавший, что ему без его Богини незачем жить на свете, другая - горько оплакивавшая свою собственную любовь. Оба смирялись: он - с собственной ненужностью, она - с тем, что быть ей, в лучшем случае, второй, а до тех пор - выслушивать его признания, врачевать его раны, утешать и успокаивать...

URL
Комментарии
2007-06-27 в 18:49 

Таирни
Keep calm & write masterpieces ©
На умейл, ладно?

2007-06-27 в 18:53 

34summer
Сложно наведенная галлюцинация
Куда именно?

URL
2007-06-27 в 18:56 

34summer
Сложно наведенная галлюцинация
Ой, извини, поняла.
Прошу прощения, это у меня уже от переутомления маразм начинается...

URL
2007-06-28 в 09:45 

она - с тем, что быть ей, в лучшем случае, второй, а до тех пор - выслушивать его признания, врачевать его раны, утешать и успокаивать...
Незавидная роль! :(

2007-06-28 в 11:41 

Таирни
Keep calm & write masterpieces ©
Arabella_Blood
...своеобразная роль...

2007-06-28 в 11:44 

34summer
Сложно наведенная галлюцинация
...своеобразная роль...
Жуткая...
*горько усмехаясь*
Второй она будет. Это факт. Когда первая предаст в первый раз...

URL
2007-06-28 в 12:07 

Знала, бы герцогиня, как жестоко отплатит ей "ангелочек" за все свои мучения 30 лет спустя!
Капито

URL
2007-06-28 в 12:23 

34summer
Сложно наведенная галлюцинация
Знала, бы герцогиня, как жестоко отплатит ей "ангелочек" за все свои мучения 30 лет спустя!
Зачем же? Тридцать лет ждать - это не в нашем стиле.
Думаю, постепенная расплата началась где-то через годик-другой. :)
Потому как уже в "Трех мушкетерах" мальчику дарят лошадей "неизвестные дарительницы". :)

URL
   

Хроники позапрошлого лета

главная