18:27 

Вечерняя порция. Про братьев и сестер.

34summer
Сложно наведенная галлюцинация
У ангелочка же есть две сестрички, причем одна всего на полтора года его старше. :)

Анна уехала к супругу в Париж на целый месяц, оставив детей на попечение воспитателей и прислуги.
День или два после ее отъезда жизнь текла так, как это было принято. А затем как-то резко дала сбой, который заметили все. Но более всего наступившей свободе обрадовались младшие дети.
Луиза теперь почти каждый вечер прибегала поболтать с братом. Разница в возрасте между ними составляла всего два года, к тому же оба вступили в период, когда мальчики перестают дичиться в обществе девочек, а девочки превращаются в маленьких женщин и начинают мечтать об обожании и поклонении.
Отсутствие почти всякого контроля со стороны взрослых, обилие свободного времени, зимняя стужа за окнами – все это способствовало тому, что уже через две недели брат и сестра были лучшими друзьями. То есть Луиза неожиданно выяснила, что с Рене можно болтать часами на разные темы и получать от этого удовольствие. Кроме того, брат покладисто соглашался играть с ней в куклы, показывал всякие красивые картинки в книжках про войну и полководцев и всякий раз уступал вечернюю порцию сладкого. Правда, засахаренные фрукты дети делили поровну, поскольку оба были большими лакомками.
В зимние сумерки брат и сестра забирались на подоконник и прикладывали ладошки к замерзшему стеклу. Ладони тотчас становилось невыносимо холодно, но зато тонкий слой льда начинал таять, растекаться ручейками, причудливый рисунок, образованный самой природой, нарушался. И в освободившееся пространство заглядывал рогатый месяц. Сад, преображенный зимней стужей, казался картинкой из книжки про злых волшебников. Дети замирали в восхищении и трепете.
Потом спрыгивали вниз: Рене – одним махом, как и положено мальчишке, Луиза – с тихим писком, подобрав юбки. И оба наперегонки бежали к камину, источающему сладчайшее тепло.
Входила Полина, приносила на подносе дымящийся напиток, который варила сама из прошлогодних фруктов с добавлением малой порции местного вина. Усаживала своих «ангелочков» в кресла, позаботившись о том, чтобы оба поставили ноги на специальные подставочки, которые изнутри подогревались углями. Луиза доставала кукол, и начиналась игра. Когда надоедало, Рене брал книгу. Он совершенно замечательно читал вслух и еще лучше пересказывал то, что прочитал самостоятельно. Он, благодаря урокам, стал прекрасно разбираться в греческой и римской мифологии. Луиза, хотя и была старше, не знала и половины из того, что было ведомо ее братцу. Любимой книгой у брата и сестры было роскошно иллюстрированное, большое Священное Писание. Вот здесь Луиза ощущала свое несомненное превосходство – она с гордостью объясняла брату взаимосвязь между событиями Ветхого и Нового завета.
Сегодня отсутствие порядка в поместье достигло апогея. Был один из последних дней перед Рождеством, занятия отменили. В комнатах, несмотря на жарко растопленные печи и расставленные по углам жаровни, было довольно холодно. Зима решила поразить всех трескучими морозами. Гулять было невозможно. Двигаться почти не хотелось хотя бы потому, что каждый счел нужным одеть на себя как можно больше теплых вещей. Тоненькая Луиза двигалась с грацией неповоротливой гусыни, ступавшей по льду. В ее комнате было особенно холодно, и Полина, махнув рукой на все приличия, разрешила детям несколько ночей провести в спальне Рене, где хотя бы не царствовал сквозняк, выдувавший драгоценное тепло.
На голову и той, и другому Полина водрузила чепцы, которые несколько согревали, зато полностью исключали возможность болтать. Луиза незамедлительно развязала ленты и высвободила хотя бы правое ухо. Рене последовал ее примеру.
- Хочешь спать? – шепотом спросила Луиза, когда закончила возиться под одеялом, принимая наиболее удобную позу. Одеяло было тяжелым и теплым одновременно, перина – мягкой и уютной. Растянуться на ней было сплошным удовольствием.
- Нет! – таким же шепотом отозвался Рене.
- Тогда будем разговаривать? – предложила девочка.
- Будем. Если няня не решит спать в моей комнате.
- Отец все еще не удалил Полину…
- И не удалит! А если и удалит, мама ее оставит! – убежденно заявил Рене. – Она так ей помогает со всеми нами.
- Но мы уже почти взрослые, и нянюшка нам не нужна. Я слышала, как месье Алези говорил, что с тобой и так недопустимо много общаются женщины. По его мнению, тебе не хватает мужского влияния.
- Меня вполне устраивает ваше общество.
- Да, но никто из окрестных мальчиков твоего возраста не находится под попечением нянюшки! – фыркнула Луиза.
- Я часто болею. Никто лучше не ухаживает за мной, чем она. А то, что говорят другие, - это ерунда. Они завидуют. Они и сами бы хотели, чтобы у них была такая няня, как наша Полина.
- Рене…
- Да, сестричка?
- Я слышала от взрослых... говорят, тебя на следующий год отправят к отцу в Париж… ты будешь жить в столице…
Рене вздрогнул. Луиза испуганно уставилась на него.
- Ты не рад этому? Почему?
- Не знаю…
- Но ведь не рад, признайся!
Рене кивнул. Внутри у него все похолодело и сжалось от одной мысли о том, что его жизнь может настолько сильно измениться.
- Господин граф меня не любит.
- Вот! – с досадой воскликнула Луиза, и ударила кулачком по подушке. – Опять ты за свое! Он со всеми не ласков. Но я же называю его батюшкой.
- А я не могу! – с не меньшей досадой ответил Рене. И отвернулся к стенке.
Луиза не выдержала первая: полезла к брату с объятиями и поцелуями.
- Прости меня…
- Я не сержусь. Нисколько.
- Нисколько? – нежно переспросила Луиза.
- Ничуть. Ты хорошая. И беспокоишься обо мне, правда?
- Я тебя очень люблю.
- И я тебя тоже.
- Рене…
- Да, сестричка?
- Ты расскажешь мне сказку?
Сказки Рене начал придумывать где-то с год назад, и это была их с Луизой тайна. Только ей он рассказывал истории, которые рождались у него в голове. Луиза была в полном восторге. Еще бы! Получать не всем известные сказки, а совершенно новые истории про героев, которых она сама выдумала.
- Расскажу!
Луиза взвизгнула от восторга, вновь поерзала на своей подушке и приготовилась слушать.

URL
Комментарии
2007-06-25 в 18:33 

Таирни
Keep calm & write masterpieces ©
зимние сумерки брат и сестра забирались на подоконник и прикладывали ладошки к замерзшему стеклу. Ладони тотчас становилось невыносимо холодно, но зато тонкий слой льда начинал таять, растекаться ручейками, причудливый рисунок, образованный самой природой, нарушался. И в освободившееся пространство заглядывал рогатый месяц. Сад, преображенный зимней стужей, казался картинкой из книжки про злых волшебников. Дети замирали в восхищении и трепете
Кай и Герда, черт возьми:)))
Какая милая картинка...:))

2007-06-25 в 18:50 

34summer
Сложно наведенная галлюцинация
Кай и Герда, черт возьми
Вдруг вот так увиделось.
Не знаю, почему.
Эти двое всю жизнь будут друг друга любить.
Правда, Луизе этой жизни не так много и отпущено...

URL
2007-06-25 в 18:53 

Вот так вот милый Рене и стал сочинять сказки:)))) Читаешь, и так тепло становится... Спасибо, Юля.
Капито

URL
2007-06-25 в 18:55 

34summer
Сложно наведенная галлюцинация
Спасибо, Юля.
Не за что.
Сказочником не я его сделала, а сам Дюма. :)

URL
2007-06-25 в 19:08 

Таирни
Keep calm & write masterpieces ©
Правда, Луизе этой жизни не так много и отпущено...
Юля, ты получила мой приват на дюмании? Или я опять занимаюсь мыслечтением?:)

2007-06-26 в 10:09 

Юля, прелесть!!! Так и видишь себя в той темной комнатке морозным вечером!!!

   

Хроники позапрошлого лета

главная